Начну, пожалуй, с той, про которую детям советской страны рассказывали в школе

07 сентября

Начну, пожалуй, с той, про которую детям советской страны рассказывали в школе — со Стены Федералов. Отлично помню школьный урок истории, посвященный столетию Парижской Коммуны: «Кровавая майская неделя», версальские палачи, мученики кладбища Пер-Лашез. Вероятно, именно тогда я впервые услышал это название. Сегодня поражает не сам факт казни (в конце концов, коммунары, пока были в силе, тоже расстрелами не брезговали), а соединение несоединимого. Обычно Смерти доступ на погост закрыт. Умирают и убивают где-то там, за оградой, в большом и опасном мире, а сюда привозят лишь бренные останки, уже распрощавшиеся с душой. На Пер-Лашез же попахивает живой кровью, потому что здесь убивали много и шумно. Сначала в 1814 году, когда русские казаки перекололи засевших на холме кадетов военной школы. А потом в 1871 году, во времена Коммуны: французы несколько дней палили друг в друга, прячась между гробниц, и убили почти тысячу человек, но этого им показалось мало, и полторы сотни уцелевших революционеров были расстреляны майским утром у невысокой стенки. Теперь в этом секторе хоронят коммунистов, и венки на окрестных могилах почти сплошь красного цвета.

Никогда не видел на старинных кладбищах, у могил, которым сто или даже больше лет, такого количества живых цветов. Многих из тех, кто лежит на Пер-Лашез, помнят и любят — должно быть, именно поэтому здесь совсем не страшно и даже не очень грустно.

Вот розы, хризантемы и лилии на респектабельно-буржуазной гранитной плите, приютившей Эдит Пиаф и ее молодого мужа, греческого парикмахера, которого великая певица хотела сделать звездой эстрады, но не успела.

Моих скромных ботанических познаний не хватит, чтобы назвать всю флору, которой усыпана могила Ива Монтана и Симоны Синьоре. В этом изобилии чувствуется некоторая истеричность — у всех свежа в памяти недавняя история с эксгумацией тела Монтана. Некая Аврора Дроссар, 22 лет от роду, утверждала, что он — ее отец, и добилась-таки генетической экспертизы через суд. Покойника достали, отщипнули кусочек, но анализ ДНК факта отцовства не подтвердил, и певца закопали обратно. Жалко Монтана. Я помню его молодым, красивым и всесоюзно любимым. «Когда поет далекий друг». А еще я помню фильм «Девочка ищет отца», и поэтому ненавидимую всем французским народом Аврору Дроссар мне жаль еще больше, чем Монтана. Ему-то что, а каково теперь живется на свете ей, бедняжке?

Целая толпа людей деловито щелкают фотоаппаратами у памятника, украшенного красно-белыми букетами, по цветам польского флага. Здесь усыпальница бессердечного Шопена. Бессердечного в том смысле, что композитор был похоронен без сердца, увезенного за тысячу километров отсюда, в варшавский костел.

Похожие статьи

Здесь не боятся смерти, вдруг понял я. И не потому, что она..

Чем дольше бродил я по Гайдзин-боти, тем неуютней мне делалось. Какая..

Но воспоминание о знаменитой сивилле, напророчившей маленькому..

Voila une belle cimetiere. Дело не в ухоженности и не в скульптурных..
Кухонная мебель
Выбор холодильника для загородного дома и дачи: критерии выбора, советы экспертов, популярные марки бытовой техники
Выбор холодильника для загородного дома и дачи: критерии выбора, советы экспертов, популярные марки..
Умный дом. Передовые технологии
О самых передовых разработках, ипользуемых в системе умный дом...
Как восстановить барные стулья?
Удивительно легко переоборудовать барные стулья...
Мебель для гостиной
Laminatart - Правила выбора ламината

Laminatart - Правила выбора ламината

Правила выбора ламината..
Тренд на современные диваны в интерьерах.

Какие же тренды на современные диваны в интерьерах ждут нас в 2020 году? В первом полугодии 2019 года..
Интерьер в стиле прованс: элегантная простота

Интерьер в стиле прованс: элегантная простота

Прованс – стиль французской провинции полный романтики южного солнца, теплого моря, лавандовых полей..
1 2 3 4 5 6 7 8 9