А свет потом узрел?

07 сентября

 А свет потом узрел?

— Ну.

— И как? Поди, на волю вылетел? — Салтычиха вздохнула. — А моя душа не сумела, больно в ней тяготы много. Гляжу — приволье, всё зеленое и голубое, и свет радужный по-над плёсом. Так хочется туда, так хочется! И вижу, уж гуляют там всякие, и звуки сладкие несутся! Разлетелася, разогналася — да с размаху об стекло. Не могу дальше. Бьюся, как муха на окне, а пути мне нет. Мимо другие души пролетают, кто тихо, кто с дребезжанием, иные тоже сначала поколотятся, поплачут — и пустит их стекло, а меня никак… Потом голос слышу. Шармантный такой, только шибко грустный. «Не пройдешь, дочка, и не думай. Душа у тебя тяжелая. Покаяться надо». Я кричу: «Пусти, дедушко, не в чем мне каяться! Ты людей любви учил, так я, может, сильней всех на свете любила, души своей заради любви не пощадила! Пусти погулять по шелковой траве-мураве!» «Я-то что, говорит, это ты сама себя не пускаешь. Покаяться надо, Дарьюшка». Я ему: «Ну каюся, ка-юся! Отворяй скорей окошко! Буду там, на приволье, моего Николушку поджидать!» Только не было мне на это никакого ответа. Долго не было. Потом слышу: «Через сто лет приходи. Раньше никак нельзя». И сызнова я в свою яму попала. Вход уж успели камнем заложить, чтоб темница кровопивной Салтычихи Божий мир не поганила. Знаешь ли ты, друг мой сердешный, что такое сто лет в каменном мешке сидеть? Да без сонной отрады, без пятнышка света? Каждый час, каждая минутка вечностью предстают. Одним спасалася — о тебе, ангел мой, думала. Всё терзалася, любил ты меня иль нет? Ну хоть недолго, хоть денек? Сто лет об стены билась, всё повторяла: любил — не любил. А как миновал назначенный срок, на самом исходе дня, в полночь, свод расступился, и полетела я над крышами-куполами, над башнями-облаками. И вижу трубу, и свет в ней, и по ту сторону чудесный луг. Но снова не попустило стекло проклятое. А Голос сказал: «За многая любовь и многая мука — многое же и простится. Но не покаялась ты. Через сто лет приходи». Сызнова я тут очутилася. Опять твержу: любил — не любил, любил — не любил. Только вторые сто лет еще горше первых оказались. Сейчас в третий раз полечу, счастье спытаю, но ныне не страшуся. Раз тебя, голубчика моего, узрела, значит, пустят меня!

Похожие статьи

Конечно, любил, какой вопрос, — буркнул Чухчев и, не дожидаясь,..

«Не о том думаешь, Коля, — оборвал глупые мысли капитан...

— Я на кладбище был, — сказал Николай, чтобы перевести..

И столько в этом захлебывающемся шипении было злобы, что у Чухчева..
Кухонная мебель
Как выбрать энергосберегающую лампу?
..
Как сделать приготовление блюд еще более привлекательным основой является оборудование
Кажется, функциональное и интуитивно понятное использование кухонного оборудования - основа успешного..
Как выбрать посуду для кухни?
Кухонная посуда интересна не только новоиспеченным домохозяйкам, но и хозяйкам со стажем...
Мебель для гостиной
Какой должна быть мебель для гостиной?

Гостиная – это особое место в доме, где должен быть свой, уникальный интерьер. Однако далеко не все..
Стилистика и дизайн современной мебели

Стилистика и дизайн современной мебели

 

Сегодня найдется огромное количество идей и множество стилей, чтобы создать эксклюзивный интерьер..
Новинки гостиных комнат с современным и классическим дизайном

Новинки гостиных комнат с современным и классическим дизайном

Компания «Мебель-Москва» предлагает потребителям новинки гостиных комнат с современным и..
1 2 3 4 5 6 7 8 9